Неоконченный роман. Вместо предисловия

novel-try Photo by Pixabay on Pexels.com
photo of man and woman using their phones
Photo by Roman Carey on Pexels.com

Вместо предисловия

Это был обычный осенний скучный день. Люди в аэропорту сновали туда-сюда, с багажом или без. Встречались. Прощались. В спешке бежали к таможне. Степенно пили чуть теплый кофе в «Шоколаднице». По громкой связи повторяли одно и то же сообщение: о задержке вылета в Новосибирск.
Высокая блондинка, наплевав на приличия, попыталась смачно впиться в губы своего спутника. Мужчина аккуратно отшатнулся, огляделся по сторонам и, скрывая нетерпение, протянул девушке кожаный поскрипывающий саквояж с позолоченными наклепками.
Она все-таки чмокнула его в щеку, оставив на память след красной помады и помятый рукав рубашки. Растянула рот в отшлифованной улыбке. Неожиданно сказала:
– Я буду скучать. Не обижайся на мой отъезд. Так должно быть.
Потом приняла сумку, и, балансируя на высоченных шпильках, протанцевала на паспортный контроль. Не оборачиваясь.

woman leaning on brown tree holding brown leaf covering her face
Photo by Zaid Abutaha on Pexels.com

Подруги

Вчера вечером.

Анжела рассеянно оглянулась на хрустящий звук за спиной. Это бармен разбил что-то из посуды. Как ни в чем не бывало, он выкинул осколки и продолжил вытирать бокалы.

Вокруг сновали официанты, принимая заказы и разнося еду на больших пластиковых подносах. Пахло жареным луком, мясом на углях и немного выпивкой. Неплохое место. Готовят вкусно, несмотря на то, что меню – копия заурядного московского общепита. В таких заведениях всегда найдется борщ на первое, шашлык на из курицы на второе и чизкейк на десерт. Разумеется, как дополнение к капучино.

Почти за каждым столиком сидели компании или парочки. В своем одиночестве Анжела чувствовала себя непривычно и скованно. Она уселась в самом углу, лицом на улицу, чтобы не видеть зал. Но спиной, казалось, ощущала сочувствующие взгляды женщин и оценивающие – мужчин.

Анжела подавила вздох и отпила еще вина.

Впереди, в окне террасы были видны: несмолкающий Старый Арбат и гуляющие по нему стайки молоденьких девчонок, парочки, держащиеся за руки, просто отдельные личности. Кто-то откровенно слонялся, кто-то ритмичным шагом двигался по одному ему известному маршруту.

В бокале просекко на столе слабо блестел свет ресторанной лампы. Анжела взялась за ножку двумя пальцами и покрутила туда – сюда.

«Одна. Опять», – пересиливая подступающие слезы, она думала о том, что в этом мире не существует любви. По крайней мене, для нее. Она внезапно почувствовала себя совсем обессилившей.

Грустная музыка, как отражение ее настроения зазвучала на улице. Девушка положила руку на сотовый телефон, он был тут же, на столике, понажимала кнопки, бездумно поглядела на замерцавший экран и отложила аппарат в сторону.

Ей хотелось быть кому-то нужной и самой нуждаться в ком-то. Она жаждала получить хотя бы простое сообщение с одним словом: «привет»…

В этот момент музыканты у дверей закончили, наконец, настраивать инструменты. Тоненькая, молоденькая, певичка с распущенными волосами, окрашенными в тусклый бело-желтый цвет, и обтягивающей мини-юбке и топичке, обхватила ладонью микрофон. Когда она запела томную песню для гостей ресторанчика, Анжела вздохнула. Уличная мелодия ей понравилась гораздо больше.

Зал был почти полон, и официант долго не подходил, когда девушка призывно вытянула вверх левую руку.

alarm clock analogue bed bedroom
Photo by Pixabay on Pexels.com

6.45 утра. Понедельник

Трель мобильного телефона, как всегда неожиданно, ворвалась в сон. Задорная мелодия могла заряжать энергией и поднимать настроение. Только если бы в очередной раз не напомнила Анжеле, с кем она просыпалась под эти звуки в течение пяти волшебных дней в Турции.

Сменить мелодию после недавних событий она так и не удосужилась.

Это утро выдалось грустное, пасмурное. Казалось, грязные тучи, будто из серой склизкой каши, замерли в нерешительности или в ожидании какого-то приказа свыше: проливаться дождем или, так просто, еще ниже повиснуть над головами прохожих, как неприподъемная, унылая, вязкая масса.

Анжеле подумалось, что и ее жизнь в последнее время представляет собой сплошную череду вот таких унылых, похожих как близнецы, ничем не примечательных дней.

То ли от этой печальной мысли, то ли от серости за окном комнаты, на тело надвинулась тяжелая усталость, и голова сама собой вернулась на подушку. Сон, это верное средство спасительного забытья, все реже приходил ночью. Зато под утро он отвоевывал свои позиции и ломал планы на красивое утро, как то: позаниматься йогой, выпить коктейль здоровья, так Анжела называла модные смузи, и без спешки собраться на работу.

Поддавшись на уловку подремать еще немного, девушка переставила время будильника на сотовом телефоне на 15 минут позже, закрыла глаза и с блаженным удовольствием растянулась на постели. Очнувшись через час, она с раздражением обнаружила разрядившийся телефон на прикроватной тумбочке, а еще, что в воздухе повисла морось, грозящая перейти в нудный октябрьский дождь.

– Как всегда, на зарядку времени не осталось, – вздохнула Анжела. Девушка спустила голые ступни с неразложенного дивана на кажущийся ледяным линолеум пола, поморщилась от холода и на носочках сделала два шага до письменного стола, за которым сидела допоздна накануне, не глядя, нащупывая домашние туфли.

Затем, чтобы не забыть о таком важном деле, воткнула мобильный телефон в зарядное устройство на комоде из ДСП и только после этого, надвинув мягкие и теплые расхлябанные старые тапочки, зашаркала в ванную.

Анжела вдруг почему-то вспомнила, как мама всегда ей делает замечания дома, в Нижнем, когда она в минуты задумчивости или грусти ходит по квартире, почти не отрывая ног от пола, отчего тапочки издают шуршащий, довольно громкий, раздражающий звук.

Это утро было одним из тех, когда заботы предыдущего дня плавно перетекают в сегодняшний и не оставляют в покое. Девушка искала ответ на тот самый вопрос и мысленно перебирала события месячной давности…

Примерно в то же время.

Олег выглянул в окно своей новой квартиры, потер увиденное пальцем и скептически осмотрел результат, говоря сам с собой:

– Надо бы уборщиков нанять, стекло совсем грязное.

Он прошелся взглядом по соседнему зданию. Строение находилось так близко, что можно было посмотреть в глаза стеклянной  фигурке мопса, стоящей на подоконнике напротив.

– Ох уж, эти архитекторы-планировщики, можно подумать, в стране места не хватает, чтобы строить дома на нормальном расстоянии друг от друга.

Он перенес внимание на другое окно, где легкая синяя занавеска неуверенно заколебалась, а потом и вовсе была отодвинута тонкой белой рукой. Рыжеволосая девушка по ту сторону стекла смотрела вниз на парковку. Судя по легкомысленному наряду, она не отдавала себе отчет, что кто-то может заинтересоваться ее внешним видом в семь часов утра.

Девушка повернула что-то на окне и потянула на себя створку. Холодный октябрьский воздух вихрем ворвался в комнату; она вздохнула и недовольно поджала губы. Еще через мгновение незнакомка повернула голову, судя по всему, на какой-то звук, и ушла вглубь комнаты.

Скоро она появилась снова, держа в руке мобильный телефон и с ожесточением нажимая на кнопки. Лицо у нее было бледное, но приятное. Она еще раз глянула на улицу, закрыла окно и скрылась в квартире. Олег, ставший невольным свидетелем чужой интимной жизни, тоже отошел от стекла…

Продолжение – в следующую пятницу.

Advertisements