Неоконченный роман. Глава 1. Под ритм турецкого думбека

unfinished-novel Photo by abednego ago on Pexels.com

…Начало столичной жизни Анжелы было таким же, как и у сотен других девушек, которые из года в год приезжают в столицу в поисках чего-то необыкновенного, удивительного. Они сами не могут описать, что ищут, но точно знают, что в их домашних городах этого не найти. Анжела много раз спрашивала себя, почему не осталась в Нижнем Новгороде.

После поездок домой и встреч с бывшими однокурсниками и одноклассниками она рисовала себе множество вариантов, как сложилась бы тогда судьба. Всегда казалось, что рутинно и скучно. Всегда радовалась, что ее пригласили по работе в Москву.

Сперва, конечно, она совершенно не представляла, что ждало ее в этом громадном, шумно дышащем городе с большой буквы. Как и не знала, чего хотела от него получить. Иногда от неопределенности захватывало дух, и тогда она запрещала себе думать о будущем. И все-таки она понимала, что не простила бы самой себе, если бы не схватилась за тот маленький выпавший шанс сыграть со своей судьбой в карты.

Через два года московской жизни, на дне рождения у общих знакомых, Анжела познакомилась с Иваном. И за считаные дни ее жизнь наполнилась новым смыслом, событиями и эмоциями. Иван, казалось, был ошеломлен, когда, опоздавший на праздник, он вошел в квартиру друзей, впервые ее увидел и замер на месте, рассматривая и стараясь не упустить ни одной детали.

Глаза его казались бешеными, когда он смотрел на эту девушку со старомодной аккуратной гладкой прической. В коротеньком платье она босиком танцевала под ритм турецкого думбека, стамбульского подарка друзьям. Подол развевался вокруг ног, и она казалась себе летящей в невесомости. А он смотрел и не мог отвести взгляд.

Когда Анжела, разгоряченная танцем, наконец, его заметила, то очень смутилась. Весь вечер девушка старалась обходить стороной этого могучего незнакомца. И позволяла себе лишь бросать, как будто случайные, взгляды исподлобья. Иван же, наоборот, стремился оказаться поближе и услужить: предлагал налить вина, подкладывал фрукты в тарелку, звал подышать воздухом на балкон.

В конце праздника он, подвыпивший и оттого более развязный, что было неприятно Анжеле, встал в дверном проеме, заблокировав тем самым выход из квартиры. Молящим взглядом и немногочисленными словами он уговаривал ее дать номер телефона. В конце концов, настоял, что проводит до дома. Надеявшаяся увильнуть девушка, поняла, что легче согласиться, чем еще полчаса объяснять, стоя в дверях, почему она этого не хочет.

Назавтра Иван позвонил и пригласил Анжелу поужинать в любой удобный для нее день. В следующий раз они пошли в кино. Через неделю – в театр. Через две – полдня гуляли по парку Горького. Иван все время шутил и угощал девушку мороженым и зеленым чаем с клубничным запахом. Он водил ее в дорогие рестораны с изумительной кухней и искусно рассказывал великое множество историй из жизни, кино, каких-то там научных лекций, на которые он бегал в студенчестве.

Под стремительным натиском защита Анжелы быстро слабла, и она с удивлением обнаружила, что сумасшествие бывает заразным. Иван терял в ее присутствии голову, и от этого был готов на безумные поступки. С каждым днем он занимал все больше места в ее жизни, оттесняя на второй план все остальное: работу, родителей, подруг. А Анжела постепенно ломала избитые стереотипы, крепко засевшие в ее голове, и, поддавшись настроению, участвовала в маленьких авантюрах.

Иван подбивал то перелезть через забор серьезного научного учреждения, чтобы рассмотреть вблизи архитектуру и особенно изящные колонны главного корпуса. То с каменным лицом забирался в самое начало длиннющей трехчасовой очереди за билетами на популярную выставку в музей Пушкина. То они, держась за руки, бродили до рассвета вдоль Москва – реки, пили вино прямо из бутылки и целовались.

С ним было так весело проводить время: ходить в театры или просто так гулять редкими свободными вечерами по центру Москвы, где еще встречаются уникальные купеческие особняки. Анжеле нравилось разглядывать эти старинные здания. И, хотя она не разбиралась в архитектурных стилях, все равно проникалась продуманной гармонией строений, в которых не было ничего лишнего. Только простая и возвышенная красота. Как лицо у Ивана, с будто выточенными, как у статуи, чертами; или его модная стрижка на темно-русых волосах; или его идеальная фигура, с уверенным разворотом плеч человека, любящего посещать спортзал.

Через два месяца, поскольку виделись урывками: работать же надо! – отношения перешли в интимную фазу. Анжеле было неудобно стеснять подругу Ленку в их съемной квартире с бумажно-тонкими стенами. Поэтому они с Иваном ездили по ночным клубам и гостиницам, загородным санаториям, к его или ее друзьям, пока их не было дома, на старую дачу. В конце концов, Анжела нашла отдельную квартиру, а Иван взял на себя все расходы. Он работал техническим директором в какой-то иностранной компании, много ездил, и денег ему хватало с лихвой.

Иногда Анжела мечтала, как будут развиваться их отношения, как она познакомит его с родителями и бабушкой. Девушка все чаще ловила себя на мысли, что он был бы идеальным мужем и отцом.

У него обнаружился лишь один недостаток, в котором он однажды, нехотя, признался, отказавшись знакомиться с ее родителями. Сделав виноватое лицо, Иван сухо сообщил, что женат. Вот уже восемь лет. И если девушку что-то не устраивает, то они могут расстаться.

В тот день Анжела промолчала. То ли от шока, то ли от избытка слов, которые толпились у выхода и мешали друг другу прозвучать. После ухода Ивана она долго плакала, но, в конце концов, смирилась, в душе надеясь, что рано или поздно он разведется… Или произойдет какое-то событие, и жизнь расставит все на свои места.

 

Advertisements