Неоконченный роман. Глава 2. Подруги

Photo by Pixabay on Pexels.com

8:00 утра

 Полноватая девушка, про таких еще говорят “в самом соку”, одетая по последней моде, цокала каблучками по платформе к московской электричке. Услышав сигнал отправления, она сделала рывок и в последний момент вскочила на подножку. Облегченно вздохнула, проверила сумки и деловито начала протискиваться с площадки тамбура внутрь вагона. 

 В это время Анжела, погруженная в свой внутренний мир, наконец, добрела до ванной. Взглянула в зеркало на свою унылую бледную физиономию в редких веснушках и, следуя заповедям ведущих психологов, растянула губы в кривой улыбке. Подождала несколько секунд обещанного улучшения настроения. Глядя на искореженное гримасой лицо, она покачала головой, показала отражению язык и быстро нырнула под душ.

Закончив с утренней гигиеной, Анжела привычно быстро собиралась на работу. Лицо, волосы, брюки, свитер, пальто, ботинки, сумка, шарф – вот в таком порядке вспыхивали в голове слова по мере ее приготовлений.

– Что-то забыла, но что? Телефон остался в комнате! – уже обутая, она кощунственно протопала обратно в комнату, по неделю назад мытому полу, что было совсем недавно, по ее меркам, и схватила мобильный с комода.

Подумала еще и забежала на кухню за яблоком и бутылкой йогурта. Увидев распечатанную шоколадку на столе, схватила и ее, подержала в руке пару мгновений и усилием воли спрятала в шкафчик рядом с плитой.

– Теперь можно идти, – она захлопнула дверь на замок и спустилась вниз, к выходу из подъезда, где стояли припаркованные машины жильцов.

Она торопливо шагала в офис и вспоминала. Как поначалу, только устроившись на работу с небольшой, по столичным меркам, зарплатой, Анжела делила двухкомнатную квартиру с коллегой по службе, Ленкой. Обе девушки были одного возраста, приехали в Москву из провинциальных городков и разделяли похожие интересы. Они быстро подружились и частенько засиживались на кухне допоздна, болтая о карьере, обсуждая общих знакомых и, конечно, мужчин.

Как она переезжала от Ленки, как Иван предложил арендовать квартиру в центре, так ему было удобнее к ней приезжать. Как ей удалось найти жилье рядом с работой, и с тех пор она наслаждалась тем, что ходила в офис пешком.

Несмотря на семь лет, прожитых в Москве, она все еще была потрясена размерами города, который никак не помещался у нее в сознании целиком, и начинала узнавать и принимать его по маленькому кусочку.

Город для нее начался с многолюдного Курского вокзала, на который пришел первый раз ее поезд, стандартного блока серых жилых домов то ли из бетона, то ли из кирпича в Ясенево, где снимала первую комнату. С Красной площади и Кремля рядом с офисом, Александровского сада, куда иногда ходили гулять в обед, студенческой столовой, в которой молодым офисным сотрудникам продавали дешевые комплексные обеды, принимая их за студентов, и метро, метро, метро.

Как скоро она побежала бы на Красную площадь, если бы офис не находился рядом? Не знает, она вообще не задумывалась о том, что бы хотела увидеть и узнать и просто плыла по течению.

Иногда она казалась себе маленьким зверенышем, которого оторвали от матери, и он, напуганный, забился в угол и потихоньку высовывал оттуда кончик носа, принюхиваясь, разведывая, готовый при малейшей опасности спрятаться снова.

Десять минут прогулки под дождем в сопровождении воспоминаний, и Анжела зашла в фойе многоэтажного современного здания. В кармане завибрировал телефон, сообщая, что пришло сообщение.

Взволнованная, девушка достала мобильный и нетерпеливо пробежала глазами текст на экране:

– С днем рождения, Анжела! Сегодня начало нового волшебного года в твоей жизни! Пусть чудеса случаются! – это было смс от Викули, университетской подруги. Обе девушки сейчас работали в одной бухгалтерской компании и часто коротали вместе обеденные перерывы и вечера.

Анжела не смогла сдержать разочарованного вздоха, спрятала телефон в сумку и прошла по просторному холлу мимо живых цветов и модных конструкций из непонятного коричневого металла. Поднялась по мраморной белой лестнице навстречу лифтам. Нажала на кнопку вызова и остановилась в ожидании.

– Доброе утро, Анжела. Как обстоят дела у такой милой девушки? – эти слова, произнесенные вежливым, но немного интимным тоном, донеслись до Анжелы со спины и оторвали от размышлений. По манере разговора и тембру она догадалась, кого увидит, еще до того, как обернулась. Поэтому успела нацепить аккуратную улыбку.

Энергичным шагом к ней приближался Николай. Юрист, его офис располагался на этаж выше бухгалтерии. Приятный блондин, лет, примерно, тридцати пяти, он был из тех, которые никогда не сознаются в своем возрасте. Стройный и высокий, он был одет в деловой темно-синий приталенный пиджак в сочетании с узкими прямыми брюками того же тона.

Анжела была знакома с Николаем уже пару лет. С офисного корпоратива. Он осыпал ее комплиментами, периодически звал обедать или пить кофе, дарил розы. Дальше цветов дело не заходило.

Как только Анжела начинала задумываться о возможных отношениях, он пропадал. Отменял ужины и волшебным образом умудрялся не пересекаться с ней в офисе. Много раз девушка решала обрубить концы и переключиться на другой объект. Как только она приходила в себя, снова появлялся Николай и околдовывал ее мягким юмором, словами поддержки, ненавязчивыми комплиментами.

В этот раз пауза затянулась: она встречалась с Иваном и выкинула из головы других кавалеров. И надо же такому случиться, что именно сейчас, как по наитию, Николай объявился снова. Нет, нет! Она не поддастся его обаянию в этот раз. Да, и, наверняка, у него есть девушка. Такие мужчины не остаются без пары.

– Тебе очень идет синий цвет, – сообщил мужчина, неспешно разглядывая ее с ног до головы, и напоследок пристально и неприлично долго посмотрел в ее глаза. А потом, как будто ничего не было, мягко улыбнулся и нажал кнопку своего этажа.

– Спасибо.., Коля, – скомканно поблагодарила Анжела, а про себя подумала, что коллега в очередной раз вывел ее из состояния равновесия.

Пришедший лифт издал громкий звук и распахнул металлические двери. Николай посторонился, галантно пропуская девушку вперед, и сам зашел следом.

– Подождите! – в полузакрытые двери лифта просунулась рука с накрашенными рубиновым красным ногтями, удерживающая набитый битком целлофановый пакет из супермаркета.

– Каких размеров сумку ни дай девушке, она ее заполнит жизненно важными мелочами, а то, что не влезло, все равно понесет в пакете, – любила говорить Вика.

Кабина лифта нехотя открылась и внутрь вскочила запыхавшаяся подруга Анжелы, удивительно легко шагая на высоченных каблуках.

Она жила в Зеленограде и каждый день ездила на работу на электричке. Другие люди страшно уставали от такого ритма, а Вика успешно совмещала умственные усилия в бухгалтерии, курсы всевозможных иностранных языков и поиски мужа.

– Доброе утро, Николай, – поздоровалась Вика и одарила юриста своим самым соблазнительным взглядом. Потом повернулась в сторону Анжелы и громко произнесла: – Здравствуй, именинница! Еще раз прими мои поздравления.

– Так у вас день рождения, Анжела? – спросил юрист. – Как жаль, что я не знал и не купил по такому случаю цветов. Отмечайте, как следует! Девушке, особенно такой красивой, как ты, нужно побольше радоваться.

Виктории внимание коллеги к подруге явно понравилось, и она молча посмотрела на Анжелу, ожидая ее реакции. Анжела смутилась от неожиданности, и от осознания того, как быстро падает линия ее обороны.

Поскольку приличия обязывали ответить, девушка произнесла:

– Николай, мне очень приятно. Мне давно такого не говорили.

Это была чистая правда. Одной из тех немногих черт, которая отличала ее Ивана от идеала из голливудского кино, было его нежелание делать комплименты. Иван часто повторял, что слова – фальшивка. А вместо слов за него говорили бешеный взгляд и горячие поцелуи.

Поэтому-то Анжела не придавала особого значения отсутствию сообщений и звонков. Это было второстепенно. А вот когда Иван надолго пропадал, как в этот раз после поездки на море, это было настоящим сигналом бедствия.

У Вики жизненный девиз был ковать железо, пока горячо, и она рвалась устроить личную жизнь, как подруги, так и свою. Она заблокировала рукой выход из лифта, доехавшего до нужного этажа, и поспешно выпалила:

– Анжел, у меня идея. Пойдем отмечать твой небольшой юбилей в бар «Сильверс»! – тут она развернулась в сторону молодого человека, чтобы контролировать его реакцию на свои слова. И продолжила:

– Говорят, там всегда очень весело, даже в будний день, – на этом месте Вика сделала паузу, ожидая инициативы от парня. Поскольку мужчина не реагировал, она добавила: – Николай, присоединяйтесь к нашей вечеринке!

В этот неподходящий момент в лифт зашел еще один сотрудник. Девушкам пришлось выйти, так и не дождавшись однозначного ответа от Николая, который сказал, что подумает.

Пока девушки шли по офисному коридору, Вика начала пытать Анжелу:

– Что этот Николай себе позволяет? Осыпает тебя комплиментами, а толку ноль. Надо подтолкнуть его на активные действия. Вот, если бы он пришел вечером, я бы все вам устроила.

Анжела знала, что ее подругу не переубедить, и не вмешивалась в грандиозные планы на вечер, грозящий перейти в ночь, а то и в утро.

Они дошли до своих столов, и Вика тихо прибавила Анжеле:

– А еще в этом баре много иностранцев. Можно будет попрактиковаться в английском языке! – На этих словах девушка сделала паузу и мечтательно закатила глаза, как бы додумывая, во что может перерасти незапланированный языковой урок.

Анжела приподняла уголки губ и повеселевшим тоном сообщила подруге: – Вика! Ты встречаешь только с иностранцами!

– Неправда, – поправила Виктория подругу. – С русскими тоже. Но русские очень долго думают, перед тем как назначить первую личную встречу и перейти из виртуального мира в реальность.

Виктория очень часто заводила знакомства через интернет.

– Например, последний раз я ждала четыре месяца, пока русский мужчина пригласит меня на первое свидание, – она тряхнула крашеными волосами, в этом месяце в белый цвет.

– А разве я могу столько ждать? Ты посмотри на меня! Я хочу все одновременно и как можно скорее!

Анжеле уже некогда было отвечать. Она быстро избавилась от верхней одежды, спрятала ее в шкаф и поторопилась на свое рабочее место. Ее начальница Наталья была очень строгой и не выносила, когда сотрудницы приходили позже девяти часов утра.

Вику же ничто так не волновало, как ее чуть-чуть расплывшийся от дождя макияж, который она и бросилась усердно поправлять, как только взглянула на себя в зеркало на двери раздевалки.

Минут через пять, уже увлеченная разбором документов, Анжела услышала стук каблуков и рассеянно проследила взглядом за идеально накрашенной подругой, дефилирующей по офису с дымящейся чашкой.

Еще через некоторое время невысокий, упитанный, мужчина в строгом костюме вышел из своего кабинета и направился в сторону Анжелы. Это был Петр Алексеевич, единственный мужчина в их бухгалтерии, который работал начальником финансовой службы. Он не так давно отметил пятидесятилетний юбилей, но это не мешало ему флиртовать, не скрываясь от офисных сплетников.

Петр Алексеевич старательно прикрывал лысину длинными волосами, отращенными над левым ухом и уложенными набок, и, несмотря на весь энтузиазм в общении с молоденькими бухгалтершами, отдавал предпочтение еще более юной секретарше Аллочке, которая, по совместительству, была и его недавней, второй, супругой.

Петр Александрович держал свадьбу в строжайшем секрете, как и беременность его жены. Поэтому прошел целый месяц с момента их регистрации до того, как разгоряченная от новостей Ленка прибежала к столу Анжелы и возбужденно зашептала:

– Я так и знала! Я же говорила! Я была права! Аллочка беременна от нашего Петра, и они поженились! Ой, как ей повезло, что солидный мужчина, с положением, на нее кинул взгляд. Хотя как-то она теперь сможет такого удержать? Уже бы с руками отхватили, если бы не будущий ребенок.

Здесь нужно добавить, что Леночка не отличалась особой удачливостью в личной жизни, и мужчины, если и появлялись, то и исчезали почти сразу. Например, последним мужчиной, переступившим порог ее девичьей квартиры, был наладчик интернета, который пришел разобраться с перегнутым проводом. А до него – сосед-пенсионер, еле переставлявший ноги, который позвонил в дверь, чтобы узнать, отключили ли у нее свет, как и у него.

У Леночки были большие планы на того мужчину, который наконец-то согласится разделить с ней свою жизнь. Не очень-то важно, какой он. Самое главное, что будет. А с остальным Леночка, была уверена, что справится: сначала откормит вкусной домашней едой, будет холить и лелеять, а потом потихоньку приступит  к перевоспитанию и исправлению его вредных привычек.

Новость о беременной секретарше смаковалась и обсуждалась еще целую неделю всем женским коллективом. Кто-то вставал на сторону первой жены Петра, а другие, наоборот, радовались за Аллочку, которой в двадцать три с небольшим удалось удачно выйти замуж за состоятельного, пусть и немолодого, москвича с двухкомнатной квартирой и стабильной работой.

Анжела не любила обсуждать чужие жизни и держалась в стороне от сплетен. Вика же все разговоры сводила к одной теме: где бы ей самой найти подходящего мужчину.

Петр Алексеевич подошел к Анжеле и бросил на ее стол еще одну стопку документов:

– Милая, вот эти два счета сверху нужно оплатить как можно скорее. Будьте так добры. Остальные – по мере возможности. – Он внимательно посмотрел на нее и добавил: – И я думаю, вам нужно больше отдыхать. Вы очень бледны. – На этих словах он посчитал работу на первую половину дня – выполненной, и удалился пить кофе.

Проведя полдня за компьютером и разбором важных документов, Анжела начала чихать от бумажной пыли. С ней такое случалось, особенно когда документы были недавно напечатаны. Бумажные носовые платки она оставила дома, а в носу все сильнее свербело.

В конце концов, ей пришлось оторваться от вбивания в компьютер очередной проводки и встать из-за стола. Она прошла по коридору, образованному столами в модной открытой рабочей зоне. Войдя на кухню, девушка в первую очередь подошла к раковине, над которой висели бумажные полотенца, оторвала одно и с наслаждением высморкалась, отвернувшись от других сотрудников.

На кухне кроме Анжелы находились две девушки, с которыми она не была знакома. Они стояли у микроволновки, разогревая обед. Одна спрашивала другую:

– Что бы ты подумала, если бы твой парень тебе не звонил, скажем, неделю? Начала бы волноваться?

– В зависимости от того, чувствовала ли бы я за собой «грешок».

– А если он не звонит просто так. Без видимых причин.

– Значит, он слишком занят на работе. И вообще, дался тебе твой мелкий Вадька! Пошли лучше в клуб на выходных, там такого добра не пересчитать! – После этих слов девушки забрали тарелки и ушли в дальний угол комнаты, поэтому продолжения обсуждения Анжела не услышала.

В этот момент ее опять накрыло. Она вспомнила, как месяц назад, после возвращения из Турции, все переменилось. Еще в самолете в Москву Иван, погруженный в свои мысли, лишь несвязно мычал в ответ на любые намеки о следующей встрече.

Тогда раздосадованная девушка напрямую спросила, останется ли он на ночь, а Иван сослался на уйму дел, накопившихся за время его отсутствия, и отказался. В Шереметьево он впихнул ее и багаж в первое попавшееся такси, дал денег, и, казалось, облегченно выдохнул, когда девушка помахала рукой через заднее стекло удаляющегося автомобиля.

Вплоть до сегодняшнего дня Анжела больше его не видела и лишь пару раз коротенькие смски напомнили о его существовании.

Пока Анжела наливала воды в пластиковый стаканчик, послышались оживленные голоса, и из-за угла показалась Виктория собственной персоной в окружении подружек.

– Вот ты где! – весело, почти закричала Виолетта. – Идешь обедать?

Анжела посчитала, что заслужила перерыв, и согласно кивнула. Остаток дня прошел рутинно, если не считать красной розы, которую Анжела нашла на клавиатуре своего рабочего компьютера. Записки не было и, поставив цветок в вазу, погруженная в работу девушка выбросила это событие из головы.

Она разобрала остаток документов, выпила чашку чая с Леночкой, которая никак не могла решить, что ей одеть в бар. Юбка, конечно, привлекает больше внимания, но джинсы куда как удобнее. Так и не выбрав, она упорхнула с работы на час раньше, оставив Анжелу заканчивать срочный отчет за двоих.

Как только на часах пробило шесть, появилась Виктория. Она успела накраситься ярче, чем обычно, и сменить замшевые черные туфли на красные лаковые:

– Эти меньше испачкаются, если на них наступят в баре, – объяснила она. – А ты все еще не готова? Ты что, собираешься идти в таком виде? Распусти хотя бы волосы.

– Я бы лучше прилегла с бокалом вина перед телевизором, – устало сказала Анжела, снимая резинку с волос.

– Так, никакого телевизора, по крайней мере, не дома. Слава Богу, это бар и в нем нет дресс-кода. Давай, малышка, бери сумку и побежали, а то всех парней расхватают, и не с кем будет практиковать английскую грамматику.

– Вика, ты и безногого инвалида уговоришь бегом бежать. Пошли, так и быть.

– Так живем-то один раз! Чем ярче и интереснее ты прожила сегодняшний день, тем больше ты будешь себе благодарна в старости.

– Ага, если доживешь, – хмыкнула Анжела.

– Вот только не нужно этого сарказма. Еще как доживем! Вот и такси уже подъехало, – помахала Виктория сотовым телефоном, на котором светилась надпись: «Вас ожидает желтый Рено – Логан, номер такой-то»

Анжела выключила компьютер, кинула мобильный в сумку, повесила ее на плечо. Пальто она несла в руках за ненадобностью – такси обычно подъезжали прямо к входу в офисное здание, и по улице не нужно было идти ни метра.

Усевшись на заднее сиденье, она поежилась от сырости, которая вместе с ней зашла в салон с улицы. Укрылась пальто и подумала, как было бы здорово сейчас сидеть дома под теплым одеялом, чувствовать тепло Ваниных прикосновений и пить чай под бормотание новостной программы. Через секунду она встрепенулась, отгоняя неприятные мысли:

«Нет, Вика права! Нужно собраться духом и начать действовать. Может быть, в этом баре найдется кто-то, кому она понравится. И неважно, понравится ли он ей. Зато она снова почувствует себя красивой, желанной и хотя бы на вечер будет вынуждена отвлечься от мыслей об Иване.

Иван. Этот бессердечный, бессловесный мужлан. Что такого я в нем нашла?»

Конечно, иногда, насмотревшись на красивые студийные фотографии в социальных сетях со свадеб и с новорожденными младенцами ее подруг, ей хотелось семью и детей. Иван, казалось, идеально подходил на этот счет.

Уже день – два спустя, после наблюдения за истерикой очередного малыша в метро или магазине, она была безумно рада своей свободе, что может побежать, сломя голову, с подружками танцевать в ночной клуб, не прося разрешений и не думая об обязательствах. И от этой свободы кружилась голова. И это, именно это – большой плюс одинокой жизни. Никому ничего она не должна объяснять.

Улыбнувшись своим выводам, Анжела взглянула в окно и краем уха услышала, как Виолетта назвала адрес, а потом и завязала разговор с таксистом о погоде и ценах на транспортные услуги в Москве.

Снова она

В этот раз я увидел ее за стеклом желтого такси. Одного мгновения мне хватило, чтобы понять, что именно ей принадлежит этот ореол рыжих волос. На душе потеплело и показалось, что солнце выглянуло из-за туч.

Она откинулась на спинку заднего сиденья и, казалось, задремала с полуприкрытыми веками. Ее кожа казалась теплым мрамором, и моя рука потянулась дотронуться до ее щеки. Еще секунда, и она умчалась навстречу вечерней Москве…

Advertisements